Пензенское Художественное училище в первые десятилетия советской власти (продолжение)

  История Художественного училища советского периода драматична, а в чем-то и трагична. Бесконечные реорганизации, смена руководства привели и без того нищее учебное заведение к полному развалу. В первые годы советской власти училище возглавлял некто Равдель. Проработав около двух лет, он уехал в Москву заведовать ВХТМ (Высшие художественно-технические мастерские), где проворовался и сбежал в Германию, будучи женат на дочери какого-то банкира, эмигрировавшего за границу. С 1921 года училище возглавлял то ли кубист, то ли футурист Соколов.

 «В училище была свистопляска, отсутствие всякой учебы, калечение молодежи и вредительское разбазаривание всевозможных предметов, пособий».(1) Местные организации, не зная, как справиться с разрухой, в 1925/1926 учебном году приняли решение закрыть училище, а его здание отобрать под другие учреждения. Возмущенный до глубины души, художник – патриот И. С. Горюшкин-Сорокопудов ездил в Москву отвоевывать право училища на существование.(2)


Как ответ местным властям на непродуманное решение, 10 – 20 июля 1926 года Художественный техникум провел годовую отчетную выставку. На ней были представлены работы старшекурсников: эскизы, рисунки, живопись, этюды и т. д. Со времени революции это была первая выставка.3 В дальнейшем такие выставки станут систематическими. Их значение простиралось далеко за пределы простого отчета – это был и обмен опытом, и стимул для творческого роста. Так, в сентябре 1927 года «Трудовая Правда» писала: «Среди выставленных вещей имеются талантливо написанные, причем особенно выделяются работы окончивших курс молодых художников – Евтюхова, Целихина, Никифорова и Каштанова, которые отправлены на предмет выдержания испытаний в Ленинград, в Академию Художеств».4
Художественный техникум размещался в большом и красивом здании, часть которого была занята художественным музеем. В нем были представлены хорошие коллекции художественных произведений, главным образом, живопись: русская и иностранная. Собрания картин представляли несомненный интерес и служили хорошей опорой для преподавания живописи. Но старая живопись могла научить старым методам работы. Новой России требовались новые методы.
В 1929 году Пензу посетил А. В. Луначарский. От Художественного техникума у него осталось в целом хорошее впечатление, но в заметках «Месяц по Сибири и по Среднему Поволжью» он отмечал: «Живописное отделение учит молодых людей в академическом или в лучшем случае передвижнически-натуралистическом стиле. Конечно, нехорошо предохранять от воздействия новых урбанистических веяний молодежь. … необходим более живой, более вольный, более проникнутый современностью стиль, который отстраняется от молодежи, если ей приходится жить в атмосфере вот этой достаточно сильной, но только о прошлом говорящей картинной галереи и под влиянием соответственно убежденных преподавателей».(5)


Досталось от Наркома и педагогическому отделению: «От работы на педагогическом отделении веет стариной. Школа слабо подготавливает инструкторов для рабочих кружков, для клубов, плакатчиков, декораторов и т. д. … Резюмируя, я бы сказал, что в миниатюре Художественный техникум Пензы повторяет не только достоинства, но и недостатки Ленинградской Академии Художеств».(6)
После визита А. В. Луначарского в техникуме началась очередная реорганизация, которую в документах называют периодом «халтурщины» по имени нового директора Халтурина.
Реорганизация принимает необычайно уродливые формы и начинается с буквального разгона (чистки) всего педагогического персонала. Прямой проводник «масловского течения» и его методов (в это время ректором Академии Художеств был Маслов, возглавивший это течение, ставившее своей целью борьбу с методами старой школы), Халтурин обрушивается на техникум, называя его болотом.(7)
Спешно проводится обследование и в выводах излагается, что в техникуме – устаревшие программы, отсутствуют учебный план, связи с производством, основной предмет «не имеет достаточного научного обоснования», педагогический персонал – это кастово-замкнутая консервативная среда, крайне индивидуальная не только во взглядах на самые искусства, «но решительно во всех областях», в техникуме – старый либерализм, мелкобуржуазное культурничество, консерватизм, рутина, косность методической работы, халатное отношение к занятиям и т. д. и т. п.
Начинаются «реорганизационные мероприятия». Уволены и вынуждены уйти старейшие преподаватели: Горюшкин-Сорокопудов, Бурдин, Ефимов, Попов, Кротовский, Обнететтер, Вавилин и др.


Такая «творческая» обстановка в конечном итоге привела к отказу от углубленной серьезной учебы, к отказу от изучения техники живописного мастерства, был сделан упор на «свободное творчество». Поставлены новые педагоги, сторонники нового «метода». Пишутся новые учебные программы, в которых за пышностью фраз скрывается невежество, пространно-расплывчатые формулировки вроде «Синтетическая характеристика объема, умоверительные конструктивные построения, иллюзионистическая трактовка ИЗО и т. д.».(8)
О периоде «халтурщины» с болью писал в редакцию журнала «Советское искусство» И. С. Горюшкин-Сорокопудов в заметке «Голос с периферии»: «Даже во время Гражданской войны, когда все Худучилище было взято под военные лазареты, музей был сохранен. А в Халтуринский период музей был вывезен из здания училища, произведения искалечены, порваны, а часть ценностей расхищена».(9)
В 1932 году с приходом нового директора И. В. Владимирова учебная жизнь стала понемногу налаживаться. В училище постепенно изживалось то «наследие», которое осталось от «халтурщины».(10)
25 января 1934 года в Художественном техникуме открылась первая совместная выставка-конкурс изобразительного искусства художников-профессионалов, рабочей самодеятельности и детского творчества.(11) Выставка прошла с большим успехом.
В марте 1934 года на очередной выставке в Художественном техникуме были представлены не только работы старшекурсников, но и учащихся младших курсов. Педагоги техникума и старшекурсники, дежурившие на выставке, давали посетителям все необходимые пояснения. Выставка имела целью «привлечь внимание общественности к работе Художественного техникума, популяризировать вопросы изобразительного искусства среди широких масс трудящихся».(12)


Знаменательное событие произошло в Художественном техникуме 7 ноября 1934 года: в этот день открылась постоянная вставка, насчитывавшая 618 работ – знаменитая ныне картинная галерея им. К. А. Савицкого, первого директора Художественного техникума, академика живописи, известнейшего художника-реалиста. Здесь были представлены, Репин, Крамской, Макаров, Айвазовский и другие художники. Автор заметки о выставке в местной газете «Рабочая Пенза» сетовал на упущения организаторов выставки: «Художник И. С. Горюшкин-Сорокопудов представлен здесь случайными работами. Казалось бы, что эта выставка должна дать больше работ художника, который здравствует и работает недалеко от Пензы».(13)
В январе 1935 года Центральный Дом самодеятельного искусства им. Н. К. Крупской Наркомпроса РСФСР организовал выставку-смотр работ участников деревенских изокружков и художников-одиночек. Цель смотра – «оказать конкретную помощь изобразительным кружкам и художникам деревни в их творческой работе, … помочь им овладеть мастерством и техникой изобразительного искусства». Участие в ней приняли и пензенские художники-самоучки.(14)
С каждым годом выставки в Художественном техникуме становились разнообразнее и насыщеннее. В 1936 году, например, на отчетной выставке можно было познакомиться с достижениями молодых художников в области рисунка, живописи, декоративно-оформительского дела, скульптуры и графики.(15)
Нередко выставки помогали выпускникам найти работу, а точнее – работа находила выпускников. Так, в 1936 году, ряд выпускников получил приглашение для работы в Куйбышевском драматическом театре, в краевом театре оперы и балета, в колхозном театре и др., а художники-педагоги – в школах края.16


Уровень мастерства многих выпускников Пензенского Художественного техникума был очень высок. В июле 1936 года, например, дипломные работы выпускников были отправлены на Всесоюзную выставку в Москву, где были высоко оценены, а Пензенское Художественное училище в целом признано «одним из лучших в смысле правильной постановки школы» и заняло 2-е место (после Москвы). (17)
Подводя итог, следует сказать, что первые десятилетия советской власти оставили неоднозначный след в истории Пензенского Художественного училища. Однако, несмотря на многочисленные трудности и препятствия, чинимые случайными, а зачастую чуждыми искусству людьми, оно вышло из них крепким и обновленным, сумев сохранить и перенять от прежнего старого училища лучшие его традиции.

 

Татьяна Гаврилова.

Автор публикации:

Татьяна Гаврилова.

Доцент ПГПУ им. В. Г. Белинского.

 

 

Примечания

1 РГАЛИ. Ф. 672. Оп. 3. Д. 57. Л. 101.
2 Там же. Л. 99.
3 Трудовая правда. 1926. 7 июля.
4 Там же. 1927. 9 сентября.
5 Луначарский А. В. Месяц по Сибири и по Среднему Поволжью. Л., 1929. С. 147, 148.
6 Там же. С. 148.
7 ГАПО. Ф. Р-2149. Оп. 1. Д. 69. Л. 13.
8 ГАПО. Ф. Р-2149. Оп. 1. Д. 69. Л. 14.
9 РГАЛИ. Ф. 672. Оп. 3. Д. 57. Л. 102.
10 ГАПО. Ф. 2149. Оп. 1. Д. 69. Л. 16.
11 Рабочая Пенза. 1934. 4 декабря.
12 Рабочая Пенза. 1934. 29 марта.
13 Там же. 14 октября; ГАПО. Ф. 2149. Оп. 1. Д. 69. Л. 4.
14 Рабочая Пенза. 1934. 14 декабря.
15 Рабочая Пенза.1936. 23 июня.
16 Там же.
17 ГАПО. Ф. Р-2149. Оп. 1. Д. 69. Л. 16.

{jcomments on} 

 

 

 

Копирование материалов возможно только c разрешения администрации сайта. Все фотографии являются собственностью их авторов.